Главная

Битов Андрей Георгиевич – прозаик, поэт, эссеист, кинодраматург. Родился в Ленинграде в интеллигентной семье, архитектора и юриста. Детская память сохранила воспоминания о первой блокадной зиме 41-42, и как мама вывозила его с братом по льду Ладоги на Урал. Потом был Ташкент, а в 44-м они вернулись домой в Ленинград. Но даже в те военные годы, полные лишений, он мечтал стать писателем, а мама об этом писала отцу.

a-bitovС детских лет занимался спортом, легкой атлетикой, увлекался альпинизмом, греблей, а так же бодибилдингом. Любовь к горам привела Андрея после окончания школы в местный горный институт на факультет геологоразведки. Писать начал на первом курсе, тогда же его приняли в институтское литературное объединение. На события в Венгрии 1957 года участники литобъединения отреагировали сожжением литературного сборника, в который входили первые рассказы Битова. За это крамольное действие Андрея исключили из института, и он пошел служить в армию. Тем не менее, институт он всё же закончил, уже после армии и тогда же начал писать прозу. После выхода в Ленинграде сборника «Большой шар», Андрей Битов становится профессиональным литератором, и спустя пару лет его принимают в СП СССР.

Андрей Битов написал много литературных произведений и регулярно издавался. Но после выхода романа «Пушкинский дом» в США и участия в известном альманахе «Метрополь» власть посчитала его неблагонадёжным и, практически, лишила профессии. С приходом к власти Горбачева жизнь Битова изменилась в лучшую сторону, его начали много печатать и приглашать за рубеж на различные конференции и симпозиумы.

Авторитет Битова в глазах читателей поднимался по мере того, как его ругали и критиковали чиновники. За последние двадцать лет книг Битова выпущено гораздо больше, чем в советское время, почти на всех европейских языках, да и не только европейских. В последние годы Андрей Битов олицетворяет русскую литературу во многих уголках земли. Помимо различных литературных премий и занятых руководящих постов, о его авторитете и заслугах перед россиянами, можно судить хотя бы по установленному при его помощи памятнику Мандельштаму во Владивостоке.